Различные типы характеров в русской литературе

Интересно отметить, что Тарас Скотинин – редчайший пример во всей русской литературе самого последнего человека, почти и не человека даже: он являет собою ту грань, которая отделяет человека от животного.

Понимая, что среди людей он самоутвердиться не в состоянии, Скотинин находит возможность для самоутверждения среди... свиней. Люди с ним грубы – и он груб с ними; со своими «свинками» он нежен потому, видимо, что свиньи платят ему признательностью, что видят в нем своего господина.

Скотинины являют собою довольно распространенный, по мнению Фонвизина, тип.

Рассказывая Правдину о своей службе при дворе, Стародум называет такие качества придворных вельмож, которые прямо связывают их с Простаковыми и Скотининым.

Придворные живут в таком же ничтожно малом мирке, как и Простаковы: большая прямая дорога – не их пространство; у них в жизни – кривые, окольные, узкие тропки; большое время истории – не их время: они «об одном настоящем часе суетятся».

Отсюда – отсутствие какой бы то ни было исторической перспективы и ретроспективы: духовной связи с предками и потомками они лишены совершенно. Отсюда и отсутствие чувства любви к отечеству (отечество – это всегда история: настоящее, прошлое и будущее страны).

Одна лишь страсть владеет ими: отменная любовь к себе. И, значит, ни о какой нравственности (в положительном смысле этого понятия) в отношении скотининых говорить не приходится.

Таким образом, русская литература давно заметила и отразила довольно нередкий и житейски цепкий тип человека, живущего лишь для своей «животной личности» (Л. Толстой), то есть старающегося добиться только одного – удовлетворения личных потребностей, имеющих сугубо материальный характер, или, во всяком случае, недуховных.

Весь мир для такого человека делится на две части: ту, что несет ему некие блага или помогает их приобрести, и ту, что препятствует достижению благ. Первая воспринимается, естественно, как благоприятная (здесь – область «нужных» связей и симпатий), вторая – как враждебная, чужая.

Жизнь, этот сложнейший общественно-природный комплекс, определяется таким человеком только ближайшим (малым) временем и пространством, ибо лишь в этом случае возможно удовлетворение потребностей «животной личности». Мир этой личности настолько мал, уныл и однообразен, что десятилетия сливаются в один невыразительный и бездуховный «промежуток» времени а все действия совершаются на клочке не жизненного' а житейского пространства.

Этот способ существования великолепно уловил и выразил Пушкин, сказав о дяде Онегина, «деревенском старожиле», что тот

Лет сорок с ключницей бранился, В окно смотрел и мух давил.

Но справедливости ради надо все-таки сказать, что мир, в котором живут Простаковы и онегинский дядюшка, – это мир провинциальный, сонный, как стоячее болото; для духовного развития личности здесь условий, по существу, нет. Ну, а как обстояли дела в столицах?

Герой Фонвизина кое-что сообщил нам о высшем свете северной русской столицы, и этого достаточно. вполне, чтобы сделать недвусмысленные выводы, но все же гораздо убедительней было бы непосредственное изображение придворного быта.

Более подробно, но так же без околичностей, показано светское общество Москвы в «Евгении Онегине». Вспомним описание гостей Татьяны в главе восьмой романа:

Тут был, однако, цвет столицы, И знать, и моды образцы, Везде встречаемые лица, Необходимые глупцы...

Героя комедии Грибоедова, Павла Афанасьевича Фамусова, едва ли возможно причислить к «цвету столицы». Это скорее представитель среднего слоя столичного дворянства, то есть человек небогатый и незнатный.

Социальное положение Фамусова таково, что ему постоянно приходится думать о разного рода выгодах – моральных и материальных: подольстить влиятельному лицу, выдать дочь за богатого и прочно утвердившегося в обществе человека (таким для Фамусова оказываете Скалозуб: «И золотой мешок, и метит в генералы», по остроумному суждению служанки Лизы).

Эти думы и приводят Фамусова к обострению отношений с людьми, разделяющими взгляды Чацкого.


Полезное чтиво по литературе:
Литературный герой Фамусов из комедии Грибоедова
Противопоставление образов Фамусова и Чацкого
Отношение Фамусова к высказываниям Чацкого
Образ полковника Скалозуба
Величина пространства Фамусова