Роль наследственности в процессе воспитания и образования

Понимание роли наследственности, среды и воспитания в формировании человека – одна из сложнейших проблем ряда наук: биологии, физиологии, философии, психологии, педагогики и др. Конечно, в наше время эта сложнейшая проблема может быть решена с большей научной основательностью, чем во времена К. Д. Ушинского, но для нас важен принципиальный подход к этой проблеме со стороны педагога-демократа.

Известно, что в период подъема общественного движения идеологи передовых классов придавали большое значение проблеме воспитания. Гельвеций, например, утверждал, что для воспитания нет ничего невозможного. Даже Кант с его априорными формами сознания должен был признать, что человек есть то, что из него делает воспитание.

В XIX в. буржуазия, напуганная революционными потрясениями, отрекается от всего прогрессивного. В буржуазной философии, педагогике, психологии начинает утверждаться реакционная теория предопределенности не только соматических данных человека, но и основных умственных, нравственных, волевых и других качеств человеческой личности. Наследственная предопределенность как фатум решает у многих буржуазных ученых судьбу человека. По их мнению, вся судьба ребенка начертана уже в утробе матери и затем в течение жизни лишь развертывается. Воспитание якобы бессильно перед роком наследственности (Шопенгауэр и др.).

Буржуазные ученые пытались развитием естествознания оправдать переход от отрицания наследственности и утверждения всемогущества воспитания к фаталистической предопределенности развития человека наследственностью и бессилию воспитания. Действительная же причина этого явления, несомненно, связана с противоречиями развития классового антагонистического общества, превращением буржуазии в ходе исторического развития из класса прогрессивного в класс консервативный, реакционный, с кризисом буржуазного строя. В конце концов буржуазная педагогика и психология зашли в тупик в попытках решить проблему развития человека и жизни в целом.

Крепостническая Россия первой половины девятнадцатого века с господствовавшим классом дворян-крепостников была ареной распространения реакционных теорий, в которых доказывалось, что дворяне якобы наследственно благородны, они особой породы, «особой крови». Уже в силу этого они-де имеют природное право повелевать, управлять, быть опорой государства.

Занять в этом вопросе другие позиции было большой смелостью в то время для русского ученого.

Со своих философско-антропологических, в сущности материалистических позиций К. Д. Ушинский решал сложный вопрос о роли наследственности, общественной среды и воспитания в развитии человека. Он совершенно справедливо утверждал, что правильное понимание этой теоретической проблемы определяет успех практической педагогической деятельности.

К. Д. Ушинский резко критиковал немецких педагогов и психологов Бенеке, Пальмера и Карла Шмидта за их односторонний и метафизический подход к пониманию указанной проблемы. По его словам, Бенеке, отрицавший наследственность и утверждавший, что в человеке нет ничего врожденного, ставил в ложное положение педагога. Но в еще более ложное и опасное положение, утверждал Ушинский, ставил педагога Пальмер, заявлявший, что ложь, воровство и многие другие человеческие пороки врождены и педагог бессилен здесь что-либо исправить. С фантастическими утверждениями выступил Карл Шмидт, каждую наклонность приписывавший строению черепа. «Из чего бы ни происходило, – писал К. Д. Ушинский, – убеждение во врожденности и неизбежности особенных наклонностей человека: из уверенности ли в наследственности греха, о которой говорит Пальмер, из кальвинистической ли веры в предопределение, из френологических ли начал, из молешоттовского ли материализма, – оно всегда ведет к магометанскому фатализму и к магометанской же лени и беспечности, ставя педагога на место равнодушного зрителя совершения неизменных судеб... Ставши на такую точку зрения на развитие в человеке чувствований и наклонностей... воспитательная деятельность сама себя подрывает и становится невозможной».

Воспитатель, утверждал наш великий педагог, не должен поддаться ни растлевающему фатализму, ни безудержному волюнтаризму. Он должен изучать своих воспитанников, подмечать их наклонности, ибо все в мире индивидуально, все представляет собой особенность. Наследственность, по справедливому замечанию Ушинского, еще почти не изучена, но совсем отрицать ее невозможно. Это отрицание приведет к тому, что воспитатель наделает массу ошибок, так как совсем перестанет обращать внимание на врожденные индивидуальные особенности детей. В самом нервном организме заложены наследственные особенности, и их нельзя не изучать и не учитывать.


Полезное чтиво:
Задатки наклонностей передаются по наследству
Процесс развития человека в нашем мире
Условия жизни определяют жизнь и развитие человека
Характер воспитания и влияние его на развитие человека
Необходимость воспитания в обществе
Сущность науки и отражение внешнего мира
Приоритет научных знаний
Развитие педагогики по мнению Ушинского
Воспитание без педагогического опыта
Правила педагогики Ушинского

 

Содержание

Состояние учебных заведений

Годы учёбы Ушинского в гимназии

Лекции о развитии человека завоевали любовь слушателей

Почему Ушинский уходит из лицея

Мысли, изложенные в статьях

Педагог и общественное движение

Интерес к вопросам народного образования

Движение материи и сила чувства

Что писал Чернышевский о мировоззрении

Процесс развития человека в нашем мире

Приоритет научных знаний

Труд – высшая форма человеческой деятельности

Подготовка к труду как цель воспитания

Основные пути создания народной школы

Общее образование как основа формирования личности

Система естественных наук в народной школе

Роль и место родного языка в образовании и обучении

Система грамматики в первоначальном образовании

Особое внимание – чтению сказок

Какой должна быть система получения знаний

Связь знаний и убеждений в юношеском возрасте

Влияние личности учителя

Нравственное развитие как задача воспитания

Воспитание патриотизма в школе

Форма и содержание искусства