Влияние личности учителя

В правильно организованной школе, связанной с жизнью, современностью, К. Д. Ушинский ведущую роль отводил учителю-воспитателю, глубоко любящему свой народ и заботящемуся о его развитии. Человек, утверждал педагог-гуманист, сам по себе величайший источник богатства для общества. Истинный учитель, облеченный доверием и любовью народа, раскрывает, воспитывая человека, эти богатства для общества. В результате творческой деятельности учителя, развивающего ум и душу ребенка, обогащающего его познаниями окружающего мира, тот, став взрослым, превратит в источники богатства «и болота, и пески, и безлюдные горы». Нести просвещение в массы – высокое общественное предназначение истинно народного учителя. «... Пока человек дремлет в невежестве, – утверждал демократ-просветитель, – до тех пор скудна самая богатая от природы страна, и народы нищенствуют, и финансы находятся в жалком положении, какие бы ни предпринимались кредитные обороты, которые без истинного богатства всегда останутся перекладыванием клочков бумаги из одного пустого кармана в другой такой же пустой.

Народный учитель призван формировать серьезные взгляды на жизнь и передавать полезные для жизни научные знания, выводить в жизнь новые поколения готовыми к борьбе, которая их ожидает. Учитель является «посредником между всем, что было благородного и высокого в прошедшей истории людей, и поколением новым, хранителем святых заветов людей, боровшихся за истину и за благо». Он должен стать «живым звеном между прошедшим и будущим, могучим ратоборцем истины и добра.... Его дело, скромное по наружности, – одно из величайших дел истории».

Процесс обучения и воспитания немыслим без воодушевляющего влияния личности учителя, не заменимого в этом деле ничем. «В воспитании все должно основываться на личности воспитателя, – писал К. Д. Ушинский, – потому что воспитательная сила изливается только из живого источника человеческой личности. Никакие уставы и программы, никакой искусственный организм заведения, как бы хитро он ни был придуман, не может заменить личности в деле воспитания... Без личного непосредственного влияния воспитателя на воспитанника истинное воспитание, проникающее в характер, невозможно. Только личность может действовать на развитие и определение личности, только характером можно образовать характер». Никакие инструкции «дурного воспитателя... не сделают хорошим и не заменят его ни в коем случае».

Несомненно, это глубоко верное педагогическое положение. Оно высказано было педагогом-демократом в 1857 г. в статье «Три элемента школы». Здесь уместно напомнить и известное положение В. И. Иванова о том, что характер преподавания прежде всего и главным образом предопределяется составом преподавателей. «Во всякой школе, – указывал он в письме ученикам каприйской школы, – самое важное – идейно-политическое направление лекций. Чем определяется это направление? Всецело и исключительно составом лекторов. Вы прекрасно понимаете, товарищи, что всякий «контроль», всякое «руководство», всякие «программы», «уставы» и проч., все это – звук пустой по отношению к составу лекторов. Никакой контроль, никакие программы и т. д. абсолютно не в состоянии изменить того направления занятий, которое определяется составом лекторов.

С горечью К. Д. Ушинский отмечал, что дух школы и подбор учителей в школах того времени определялся «педагогически невежественными людьми», чиновниками-бюрократами, которые боялись дать подлинные знания молодым поколениям, смотрели на истинную науку как на нечто опасное для общества. В такой атмосфере педагогическая деятельность в обществе рассматривалась как деятельность низшего чиновного порядка, и поэтому на нее очень часто шли всякие неудачники – «парии из чиновников». Неудивительно, что и преподавание они вели рутинно, лишь боясь нарушить букву бюрократических инструкций. О творчестве здесь не могло быть и речи.

Педагогическая деятельность, писал К. Д. Ушинский в статье «О пользе педагогической литературы», более чем какая-либо другая нуждается в постоянном вдохновении, оживлении. Здесь рутина калечит душу человека. «...Толкуя в сотый раз давно выученную наизусть страницу, человек ни думает, ни не думает и предается невольно той дремоте рассудка, которая от привычки делается сладкой и заманчивой, как турецкий кейф. Это одуряющее влияние педагогических занятий легко замечается, и нередко встречаются люди, которые, не открыв в воспитании того интереса, который придается ему глубоким изучением, бросали педагогическое поприще, заметив на себе его усыпительное действие. И в самом деле, молодой человек, умственная деятельность которого сильно пробуждена, не легко решится отдать свою жизнь

Таким занятиям, о которых, кажется, никто в обществе не думает, о которых не услышишь ни от кого ни одного слова, нигде не прочтешь ни одной строчки».

Шаблон и рутина, по мнению Ушинского, пронизывали всю систему образования, начиная от элементарной школы и кончая университетами. При и таком положении развитие молодого поколения принимало уродливое, несвойственное его возможностям направление, благородные чувства заглушались. Ученики в лучшем случае лишь внешне вели себя смирно, «боясь разбудить дремлющего, хотя и говорящего учителя».

Отмечая тяжелое материальное и общественное положение учителя, особенно народной школы, К. Д. Ушинский писал: «Поражаемые общим невозмутимым равнодушием и невниманием, многие теряют бодрость и охоту к занятиям и опешат оставить неблагодарное поприще, которое не ограждает их даже от нищеты». Но не менее беспокоила педагога-просветителя духовная изоляция учителя, отсутствие педагогической прессы и серьезной педагогической литературы для учителя. Всякие организованные формы профессионального общения учительства строго преследовались. «Преподаватель, – писал К. Д. Ушинский, – уединенный в своей тихой монотонной деятельности, видя, что ни общество, ни литература, занимающаяся даже ассирийскими древностями и этрусскими вазами, не занимаются его скромным делом, должен иметь... необыкновенно много нравственной энергии, чтобы не уснуть под убаюкивающее журчанье однообразной учительской жизни. Вопросы науки, литературы, общественной жизни не касаются даже слегка его микроскопической деятельности. Новая повесть, новый водевиль, новая скрипка, даже новая шляпка – какие это все блестящие явления в сравнении с крошечными фактами учительской деятельности! Учительские обязанности поступают как-то в разряд детских шалостей, недостойных занимать людей взрослых, занятых дельными интересами жизни и обращающих еще кое-какое внимание на экзамены и аттестаты своих детей».

На www.antiplagiat-vuz.ru антиплагиат вуз проверить.


Полезное чтиво:
Отношения наставника и учителя
Связь воспитания с природой детей
Издание журнала «Убеждение»
Как воспитать народных учителей
Задачи подготовки учителей в семинариях
Нравственное развитие как задача воспитания
Как воспитать в ребёнке настоящего человека
Воспитание нравственности у будущего поколения
Роль правильного воспитания в жизни человека
Нравственное начало идёт из семьи

 

Содержание

Состояние учебных заведений

Годы учёбы Ушинского в гимназии

Лекции о развитии человека завоевали любовь слушателей

Почему Ушинский уходит из лицея

Мысли, изложенные в статьях

Педагог и общественное движение

Интерес к вопросам народного образования

Движение материи и сила чувства

Что писал Чернышевский о мировоззрении

Процесс развития человека в нашем мире

Приоритет научных знаний

Труд – высшая форма человеческой деятельности

Подготовка к труду как цель воспитания

Основные пути создания народной школы

Общее образование как основа формирования личности

Система естественных наук в народной школе

Роль и место родного языка в образовании и обучении

Система грамматики в первоначальном образовании

Особое внимание – чтению сказок

Какой должна быть система получения знаний

Связь знаний и убеждений в юношеском возрасте

Влияние личности учителя

Нравственное развитие как задача воспитания

Воспитание патриотизма в школе

Форма и содержание искусства