Что сказала учительница

Однажды, выходя из столовой, учительница Мохова увидела, как двое подростков в коридоре пинали булку – играли в футбол. Каждый удар больно отзывался в сердце, и учительница наклонилась, бережно подняла с пола хлеб.

– Пойдемте со мной, – сказала Мохова, – и мальчишки послушно направились за ней в кабинет, встревоженные жестким, сухим тоном учительницы, обычно доброй и приветливой. Людмила

Васильевна подвела их к витрине, где под стеклом лежала хлебная карточка блокадного Петербурга на «сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам».

– Смотрите, – строго произнесла она. – И запоминайте...

А на другой день после уроков повела учеников на Пискаревское кладбище. Не знаю, что она говорила там мальчишкам. Но уверен: Л. В. Мохова сказала самые веские и доходчивые слова, которые они уже не забудут.

Когда фронт стал приближаться к городу и на горизонте вспыхнуло багровое зарево, Людмила не выдержала и пошла навстречу грохоту орудий. Фронт ей представлялся так: по эту сторону – фашисты, по другую – свои, а между ними мертвое пространство. Значит, надо ночью преодолеть мертвое пространство – и она у своих... Ушла налегке, спрятав на груди красный галстук.

Все обернулось по-другому. Девочка переходила из деревни в деревню, а фронт все грохотал где-то вдалеке. Незнакомые люди пускали ночевать, обогревали, кормили. А утром она упорно продолжала Путь, движимая одной надеждой – встретить бойцов. Однажды чуть не попала в руки к фашистам. Спасло то, что вместе с хозяйкой пряталась в погребе, пока немцы шарили по хатам. Немцы совсем не были похожи на тех, что видела в первый раз: эти были старые, грязные, злые. «Значит, бьют их наши здорово», – догадалась Людмила и ночью ползком через огороды добралась до леса.

Грохот орудий слышался то слева, то справа, и она совсем растерялась, не зная, куда идти. Ступала в ночной мгле наугад, пробираясь сквозь бурелом. По сторонам раздавались жуткие крики, словно кто-то плакал, угрожал, хохотал. Девочка, преодолев страх, догадалась, что это ночные птицы. Но все равно не могла отделаться от ощущения, что ее преследуют по пятам какие-то злые существа, следят из тьмы за каждым шагом.

Когда начало чуть-чуть рассветать, Людмила вышла из леса и остолбенела от ужаса: впереди расстилалось поле, усеянное трупами. Убитые лежали вдоль и поперек, грудами и поодиночке, лицом вниз и на спине, раскинув руки.

Пригревало солнце, и над мертвым полем стоял сладко-гнилостный запах, который долго потом будет преследовать ее, бросая в дрожь.

Внезапно девочке почудилось, что у одного из мертвецов дрогнула рука – словно поманила к себе. Издав отчаянный крик, зажмурив глаза, она бросилась в сторону, по бездорожью – в неизвестном направлении. Бежала до тех пор, пока не перехватило дыхание. Обессиленная, присела на пустынную дорогу и увидела курицу, которая бежала навстречу. Она кричала, как человек, обыкновенная рыжая курица, наверное, была рад девочке как единственному живому существу в этом обезлюдевшем краю, и Людмила обрадовалась – все-таки не одна. А курица бежала за девочкой, боялась отстать.

К вечеру не было сил идти, сохли губы, в глазах плыли красные круги. Людмила забралась в стог прошлогодней соломы и уснула. Проснулась от сильного укуса и увидела крыс. Крысы съели курицу и подбирались к девочке. Людмила закричала, замахала руками и, шатаясь, пошла на огненные всполохи пожара: оказалось, покружив, она вернулась к Краматорску.


Полезное чтиво:
Боец спасает девочку
След войны в судьбе учительницы
Следопытский поиск в классе
Рассказ о дяде Анатолии
Гибель Константина Сильченко
Они считали меня своей
Школа для ребят играет важную роль