Картины детства Людмилы Моховой

Возможно, это счастливое совпадение... Живет учительница Людмила Васильевна Мохова на правом берегу Невы, как раз напротив того места, где за рекой стоял родительский дом. Сейчас дома нет, лишь среди кустов можно разглядеть следы фундамента. Но стоит Людмиле Васильевне выйти на балкон и увидеть знакомый холм, как память сразу переносит ее на много лет назад.

Перед глазами возникает двухэтажное кирпичное здание с аркой, за ним – на косогоре – россыпь деревянных домишек с огородами и садами, а дальше – до самой железной дороги, до песчаного карьера – ромашковое поле с перепутанными дорожками и тропками. Днем и ночью отчетливо были слышны паровозные гудки, лязг буферов, грохот груженых составов, их и сейчас не может без волнения слышать учительница: отец работал машинистом.

По проспекту села Володарского и дальше вдоль Невы, до самого мельничного комбината, ходит красный трамвай. Прокатиться на нем одно удовольствие: окна открыты, можно немножко высунуть голову, и ветер с Невы сразу растреплет волосы. В трамвае с одной стороны длинная деревянная скамейка, с другой – отдельные сиденья у каждого окошка. Кондукторша проходит по вагону с парусиновой сумкой через плечо. Она уже приметила худенькую беленькую девочку с подругами и разрешает им ехать без билетов до конца и обратно – до дома, невдалеке от которого, у моста, стоит памятник легионеру В. Володарскому.

В доме много квартир и много ребятишек, все живут дружно – и взрослые, и дети. Ребятишкам с утра раздолье. Можно спуститься к Неве, где рыбаки сушат сети, а на волнах качаются большие просмоленные лодки. А совсем рядом – Куракина дача, где в зарослях столько потаенных заветных уголков, что, если спрячешься, никто не отыщет... Словом, куда ни пойдешь, везде интересно, а впереди такой долгий, такой чудесный день, залитый солнцем, теплом, дождем!

Неузнаваемо изменилась Невская застава. Давно нет ни деревянных покосившихся домишек, ни огородов, ни ромашковых полей – на их месте взметнулись ввысь многоэтажные жилые корпуса, пролегли широкие проспекты. Но все-таки как хорошо, что можно вернуться мысленно в страну своего детства. Для этого надо пройти по Володарскому мосту и спуститься по насыпи к реке, к еще не забетонированному участку берега, найти среди гальки плоский камешек и пустить его по воде так, чтобы прыгал он по синей глади, оставляя круги: один, второй, третий – на зависть другим девчонкам и мальчишкам «пекла блины» худенькая Людочка Мохова. Затем не спеша идти по аллеям Куракиной дачи – чудом сохранившегося зеленого островка среди огромного промышленного района. Идти и узнавать старожилов парка – могучие дубы, вязы и ясени. Время наложило на них свой отпечаток: глубокими морщинами изъязвлена кора, черными обрубками торчат высохшие ветки. Но непокорными великанами поднимаются они над молодой порослью, и Л. В. Мохова всегда дружески приветствует их как очевидцев и свидетелей детских игр, забав и проказ, когда так страшно было забираться в непроходимую чащу, где в густой тени чудились невиданные звери, откуда, пугая и радуя, вспархивали разноцветные птицы, куда тянуло, словно в живую волшебную сказку.

С добрым, просветленным чувством уходит всегда с Куракиной дачи Людмила Васильевна. И думает о том, как все же необходимо обращаться к своему прошлому, к истокам своей жизни, к родниковой памяти детства. Тогда легче понять ребенка, движение его сердца, особенности его характера. Но ведь и становление самой учительницы, своеобразие ее личности также во многом определяются впечатлениями детства и юности, событиями и людьми, чей след в душе неизгладим. Потому-то и рассказ о Людмиле Васильевне Моховой начинается с первых строк ее биографии, за которой – трудная и прекрасная судьба нашей современницы.

Среди самых ярких картин детства одна повторяется чаще других... Широкая, до самого горизонта степь. Отец ведет Людочку за руку навстречу солнцу, вокруг колышется под ветром шелковая трава – ковыль, а над головой – высокое светло-голубое небо. В траве – синие цветы. Отец говорит, что называют их васильками, и весело смеется: «Так же как нас: я – Василий, ты – Васильевна...»

Девочке хорошо с отцом – сильным, уверенным, заботливым. Он рассказывает ей о своих делах, о работе: «Вот здесь, дочка, где идем, поднимутся дома, а там впереди – у Меловой горы – завод, очень нужный стране.

Людмила уже знает, что отец приехал сюда, в эту бескрайнюю степь, строить завод, что в поселке зовут его с уважением «выдвиженец» и что в гражданскую войну он был красным партизаном. Девочка чутко прислушивается к разговорам соседок: «Иди к передовикам – выручат, посоветуют!» Это о них, о Моховых, – «передовики». Она на всю жизнь запоминает рассказы матери о деде и о его братьях – Андрее, Корнее, Борисе Моховых. Они тоже были легионерами.

Вырезка из газеты «Родина» от 29 декабря 1965 г. Статья «Они были первыми»: «В начале декабря 1905 г. создаются боевой и распределительные комитеты. Их возглавил машинист паровоза Мохов Андрей Васильевич... Комитетчики разоружили жандармерию и полицию, приступили к созданию боевой дружины».

Газета «Родина» от 25 февраля 1975 г. Статья «Эхо «Кровавого воскресенья»: «1905 год... Рабочие поверили в свои силы, создав свою власть в лице Боевого комитета, опиравшегося около двух недель на своих избирателей и славную Боевую дружину, участницу боев с царскими войсками. Возглавлял все это социал-демократический кружок. Ядром этого кружка были машинист паровоза Андрей Мохов и рабочие Котельного завода».


Полезное чтиво:
Смерть отца стала трагедией
Отец и мать в жизни девочки
Воспитание детей начинается в семье
Мастерство приходит не сразу
Какими были наши юные годы
Когда Мохова была вожатой
Людмила Васильевна в стенах школы