Когда Мохова была вожатой

Непременно следует добавить, что свой красный галстук Л. В. Мохова бережно хранит до сих пор. Сколько воспоминаний связано с ним, и каждое неотъемлемая частица ее души. Разве можно забыть те минуты, когда в празднично украшенном зале высоко и чисто звучал горн и она, тогда еще девочка, выходила вместе с одноклассниками на сцену, чтобы стихами приветствовать шефов – рабочих Новокраматорского завода, которые вставали в едином порыве и встречали бурными аплодисментами юную смену. А как радостно билось сердце, когда после субботника по озеленению города школьники маршировали по улицам под веселую дробь барабана, и куда бы ни спешили люди, как бы ни были заняты, непременно останавливались и добрыми взглядами провожали красногалстучный отряд.

И так каждый день – как открытие солнечного, чудесного мира! Поэтому, когда Краматорск заняли фашисты, Л. В. Мохова в свои двенадцать лет даже не допускала мысли, что можно отречься от счастливого детства, от гордого звания «Школьник России». Поэтому даже в страшные дни фашистской оккупации она не рассталась с галстуком, порой упрямо носила его – как вызов врагу, хотя знала, что за это можно поплатиться жизнью. Она не могла быть иной, не могла покориться, и с галстуком легче было переносить все невзгоды. Когда она, как когда-то в мирное время, старательно завязывала галстук на шее, то чувствовала себя смелее, увереннее, как бы приобщаясь к неиссякаемой силе всего народа, поднявшегося на борьбу с гитлеровскими захватчиками.

Впоследствии, став воспитательницей школьных классов, Л. В. Мохова с особой ревностью, с каким-то волнующим, приподнятым настроением следила за работой своих учеников, которые становились вожатыми. Не секрет, что нередко на эту ответственную должность (а Л. В. Мохова иначе не представляла роли вожатого!) выдвигают совсем случайные кандидатуры, подчас безотказного общественника (он, мол, с любым поручением справится!). Людмила Васильевна стремилась создать в классе атмосферу делового и серьезного обсуждения, чтобы дети проникались ответственностью за решение такого вопроса, чтобы вожатыми становились юноши и девушки с «педагогической жилкой», способные повести за собой школьников, увлечь их нужными и полезными делами.

Л. В. Мохова всегда уделяла много внимания вожатым, считая своим партийным и профсоюзным долгом помогать им. А дети с галстуками (и это выполнялось неуклонно!) шли к Людмиле Васильевне как к надежному товарищу, ощущая ее личную причастность ко всем заботам и радостям. Шли, твердо уверенные в том, что получат поддержку, совет, а если необходимо – и самое активное участие в их вожатских поисках и начинаниях.

Вспоминает выпускница школы, ныне педагог Надежда Иванова: «Честное слово, мы даже удив лились, как это Людмила Васильевна при всей занятости успевает уделить нам столько внимания. Нет, она не опекала нас, наоборот, всячески приветствовала нашу самостоятельность и инициативу. Никогда не навязывала нам ничего, пользуясь своим опытом и авторитетом. «Слушайте предложения детей, – говорила она. – Учитывайте их интересы, способности, вкусы. Пусть спорят, обсуждают, решают, чтобы идея становилась коллективной. Пусть дети сами борются за то, чтобы жизнь в отряде была интересной. Но не забывайте о том, что вы – вожатые. Вы вместе с ними и чуть впереди. Какие бы предложения, планы, задумки ни возникали, вы в ответе за их верную нравственную суть, политическое направление...»


Полезное чтиво:
Людмила Васильевна в стенах школы
Как варят сталь
Как понять ребёнка
Бороться за судьбу каждого ребёнка
Искренность в отношениях учителя и учеников
Военное положение в городе
Девочка и старинная скрипка