Удачные работы юных химиков

Из беседы доктора химических наук, профессора А. А. Макарени со студентами Петербургского педагогического института им. А. И. Герцена. «В Петербурге, как, впрочем, и во многих других городах и населенных пунктах страны, много хороших учителей. Раньше мы о них мало знали. В последнее время «лед тронулся». Появились книги об учителях, учительской профессии. Да и сами педагоги-новаторы написали интересные книги об опыте своей работы. Центральное телевидение предоставило им всесоюзную трибуну.

Имя учительницы Моховой я узнал довольно давно. Работая в 50 – 60-е гг. в Петербургском университете ассистентом, потом научным сотрудником, принимал вступительные экзамены на химическом факультете. В начале или в конце беседы спрашивал абитуриентов, где и когда они закончили школу, кто был их учителем химии. Среди имен известных тогда в городе учителей: П. К. Григориади, Г. Е. Шмарокова, А. Г. Ланинкина, К. Г. Колосовой – уже упоминалась фамилия Л. В. Моховой. Потом, уже возглавляя секцию юных химиков, а затем секцию преподавания химии Петербургского областного правления ВХО им. Д. И. Менделеева, я стал встречать это имя чаще и в разных аспектах: необычное раскрытие темы школьного курса химии, оригинальные формы воспитательной работы, необычное оборудование кабинета, успехи учеников на олимпиаде, на слете юных химиков.

Первый раз я побывал у Людмилы Васильевны на одной из научно-практических конференций ее воспитанников. Ученики делали очень интересные доклады, в основе которых были эксперименты и исследования, имевшие практическое значение. Рецензентами выступали бывшие ученики Моховой. Многие из них были руководителями практики юных химиков.

Признаюсь, вначале у меня мелькнула мысль, что все они «в сговоре»: так четко и точно звучали ответы старшеклассников. На правах гостя я получил возможность также задавать вопросы, среди них были и довольно каверзные. Ответы поражали своей научной обоснованностью и конкретностью. Старшие показали, что они не создавали тепличные условия для младших, а докладчики убедили в осознанности сделанного ими, в понимании задач и ценности результатов.

Уроки Моховой проходят интересно потому, что они сопровождаются постоянным поиском новых решений всегда остро намеченных задач.

При этом очевидно всем и каждому в отдельности: чем именно обогатились сегодня и ученики и учитель, что они узнали нового, в чем утвердились, что еще предстоит узнать дополнительно, они пытались даже выяснить, как это лучше сделать, как поработать самим. Этакое отложенное назавтра удовольствие!!! Такое удается не каждому!

Химия – наука экспериментальная. Это знают все. Но как часто в некоторых школах этот предмет оказывается на поверку «меловым» и теряет всю свою прелесть, занимательность, проблемность. Людмила Васильевна Мохова не боится насытить занятия химическим экспериментированием. Эксперимент у нее не самоцель и тем более не «фокус»; хотя и взрывы, и изменение окраски, и иные эффекты есть. Если химический эксперимент у Моховой не самоцель, то что же? Ответить можно так: часть работы по формированию мировоззрения, трудовых навыков.

Я 15 лет работал в музее Д. И. Менделеева при Петербургском университете. Знаю сотни школ, которые удовлетворялись организацией стенда или менделеевского уголка по материалам купленной в магазине фотовыставки. Ученики Моховой сами создавали свою экспозицию, проделав большую исследовательскую и поисковую работу. Творческое преподавание химии Людмилой Васильевной неразрывно, органически слилось с воспитанием самостоятельности, инициативы у школьников, с развитием у них творческого начала. Закономерно, что многие ученики Моховой идут в химическую науку, продолжают поиск на новом, более высоком уровне. И это прекрасно, когда учитель дает стимул восхождению по ступеням познания!


Полезное чтиво:
Изучая педагогический опыт Моховой
В музее великого учёного-химика Менделеева
Читая письма Менделеева
В музее Ломоносова
Разговор с родителями одной ученицы
Оригинальная коллекция минералов и «Элементарий»
Должно быть призвание к профессии