Гражданское мужество просто зашкаливает

Исследователи-историки до сих пор спорят об обстоятельствах написания К. Д. Ушинским четырех писем о воспитании наследника. По мнению одного из первых биографов Ушинского А. Ф. Фролкова, они относятся ко времени его пребывания в Ницце, где императрица Мария Александровна «неоднократно беседовала с ним о различных вопросах воспитания и удостоила его высокого доверия, поручив ему высказать свои взгляды о характере воспитания наследника русского престола». Другие биографы мнение А. Ф. Фролкова считают неверным. Но бесспорно одно: четыре письма о воспитании царского наследника были составлены К. Д. Ушинским в самом конце 50-х годов, т. е. когда педагогическое движение достигло наивысшего подъема.

В «Письмах о воспитании наследника» выявились своеобразные черты личности Ушинского – гениальность педагогической мысли и вместе с тем наивная вера в возможность путем воспитания царствующей особы достигнуть благоденствия для народа своей страны. В «Письмах...» он отмечал: «Дело воспитания такое важное и такое святое, именно такое святое дело, такое решительное и непоправимое, что рука всякого истинно русского человека, прикасаясь к нему, невольно задрожит. Здесь сеются семена благоденствия или несчастья миллионов соотечественников, здесь раскрывается завеса будущего нашей родины, которое убивает ум не только своей неизвестностью, но тем бесконечным богатством содержания, которое только чувствуется сердцем и не может быть создано умом».

В этих письмах Ушинский указал на особенности образования и воспитания человека в пору ранней юности, время таинственной трансформации взглядов и убеждений, когда на смену послушания наставникам к юноше приходит жажда самостоятельной деятельности, когда быстро развивающийся ум требует не столько бесстрастных фактов, сколько одушевления, чувства, идейности.

При воспитании юношества нужно обладать величайшим педагогическим тактом. Воспитатель не имеет права навязывать убеждений, посягать на свободу «души человеческой». Он только открывает путь к ее развитию, защищает формирующееся убеждение от явно вредных влияний, освещает путь молодой душе, показывая ей те пропасти, куда провалились другие и обманчивой обстановкой которых и она могла бы увлечься по своей неопытности.

«Письма о воспитании наследника» и сейчас поражают глубиной педагогических идей. Но поражает и другое: К. Д. Ушинский высказывает в них такие убеждения, за которые десятки людей поплатились тюрьмой, каторгой, ссылкой. И до сих пор остается загадочным, почему К. Д. Ушинский избежал такой же участи. Ни один из его биографов не смог найти этому сколько-нибудь убедительного объяснения.

Правда, конец 50-х годов был отмечен высшим подъемом демократического движения, чреватого революционной ситуацией, и деятели реакционного лагеря не могли пользоваться теми же методами расправы с инакомыслящими, что и в период царствования Николая Палкина. Но этим все не объясняется. Вот несколько фрагментов ил писем К. Д. Ушинского, обращенных прямо царствующему дому: «Есть ли у вас хотя один государственный человек, который бы пользовался популярностью? – Смело можно отвечать – ни одного!»

Когда вся официальная историческая наука расписывала историю царствования дома Романовых светлыми и розовыми красками, Ушинский писал: «В истории России нет ничего, к чему бы желательно было воротиться».

В то время как самодержавие напрягло все силы для подавления революционного брожения, Ушинский говорил о неотвратимости исторического прогресса и бесплодности насилия над народом: «В настоящее время все с лихорадочным нетерпением требуют улучшений и преобразований по всем частям. Нет сомнения, что эти требования будут все возрастать более и более. Заставить их умолкнуть на время, конечно, можно, но это значит гноить государство и народ... И весьма ошибочно бы было рассчитывать на спокойствие от такого задавления требований народа...»

К. Д. Ушинский высказывал суждения, свидетельствующие о безграничном гражданском мужестве великого педагога. Говорить в письме императрице об ограничении монаршей власти было равносильно тому, чтобы подписать самому себе смертный приговор. А К. Д. Ушинский в письме четвертом развивал такие мысли: «Должно показать с полной ясностью будущему монарху России всю невозможность, чудовищность деспотизма в европейском и христианском государстве... Слова «неограниченная монархия» означают только то, что верховная власть, существующая и в республиках, сосредоточивается в неограниченной монархии на одном лице, но вовсе не означает того, что неограниченный монарх может делать, что ему угодно... Неограниченный законодатель должен всегда помнить, что закон не есть выражение его произвола, но выражение исторической необходимости общества, которого оп, по воле провидения, является верховным органом, и что закон, который он выразил, обязателен для него точно так же, как и для его подданных».


Ушинский - великий русский педагог:
Уход из института в результате доноса начальства
В борьбе за народное просвещение в России
России нужны школы для простого народа
История школы в Швейцарии
Важнейшее значение народного образования
Сущность педагогики как науки в современных условиях
Жизнь и деятельность в Италии