История школы в Швейцарии

В заграничных скитаниях Ушинского случались иногда и радостные встречи. В одной из таких встреч ему по счастливилось наконец познакомиться лично с Николаем Ивановичем Пироговым – известным хирургом и педагогом, автором многих интересных, прогрессивных работ по педагогике. В это время Н. И. Пирогов, как и К. Д. Ушинский, был отлучен от педагогической деятельности, отстранен от должности попечителя Киевского учебного округа.

Представляя учебному ведомству первый отчет, Ушинский объяснял его неполноту плохим состоянием своего здоровья. Однако были для того и другие причины: после «смольнинской истории» он стал сильно сомневаться в том, что официальные учебные круги сделают практические шаги из опыта европейских стран на пользу русского просвещения. Через полгода после отъезда из Петербурга в Европу в одном из писем к Л. П. Модзалевскому (3 ноября 1862 г.) он замечал: «...Иметь влияние на сильных мира сего нечего и думать. Пиши там, что хочешь, а они все-таки распорядятся так, как сложатся обстоятельства и как натолкуют ближайшие».

Еще совсем недавно Ушинский возлагал утопические надежды на то, что составленная им программа образования и воспитания наследника русского престола будет иметь благотворное влияние на судьбы современной ему и будущей России. Теперь он начинал понимать иллюзорность подобных надежд. Может быть, именно поэтому Ушинский, представляя отчет о заграничной поездке начальству, одновременно решает «отчитаться» перед учительством России и направляет в «Журнал Министерства народного просвещения» серию своих знаменитых писем «Педагогическая поездка но Швейцарии», которые по оригинальности идей и глубине социально-политического содержания составили одну из ярких страниц в истории русской педагогической мысли.

Обращенные к широкому кругу учителей России письма имели вполне определенную общественную направленность. Содержание их свидетельствовало о том, что Ушинский, знакомясь с системами образования наиболее передовых по тому времени стран Западной Европы, менее всего был озабочен описанием состояния женских учебных заведений в этих странах. Казалось, более важная цель путешествия Ушинского заключалась в том, чтобы уяс- нить связь образовательных систем и школы с борьбой за свободу. При всей объективности повествования письма не оставляли у читателя сомнения, что сочувствие и симпатии автора были на стороне народа, боровшегося за свои социальные и гражданские права.

Раскрывая историю швейцарской школы в связи с социально-экономическим развитием, Ушинский с восторгом говорил о том, как Швейцария в течение XIV и начале XV столетия добивалась свободы и независимости. Это время в истории Швейцарии Ушинский назвал «блестящим и героическим периодом, полным обаятельной свежести рождавшейся свободы народа».

Но несмотря на то что независимость Швейцарии была куплена ценою героических усилий и жертв народа в борьбе с чужеземцами, власть оказалась в руках господствующих сословий, которые не думали о народном образовании, которые «скоро поняли, что для них невыгодно народное образование». Поэтому до самого последнего времени школа в Швейцарии практически не существовала.

Под влиянием французской революции конца X V111 в., а затем революции 1830 г., обусловивших пробуждение национального самосознания швейцарской народности, судьба просвещения стала решаться в борьбе различных политических партий. Борьба эта «проявлялась то дебатами в собраниях, то сменой правительств, то демонстрациями, а иногда и кровопролитными схватками».

программа обучения аккумуляторщика


Ушинский - великий русский педагог:
Важнейшее значение народного образования
Сущность педагогики как науки в современных условиях
Жизнь и деятельность в Италии
Великое дело просвещения
Основные принципы педагогики Ушинского
Война России против Германии
Развитие сети народных школ в России