Какими были годы обучения в гимназии

Жизнь человечества остановилась бы на одной точке, если бы юноши не мечтали.

К. Д. Ушинский

Константин Дмитриевич Ушинский родился 19 февраля 1824 г. в Туле в небогатой дворянской семье. Отец его, Дмитрий Григорьевич Ушинский, был образованным для своего времени человеком, участником Отечественной войны 1812 года, отличившимся в Бородинском сражении. После выхода в отставку в начале 20-х годов Дмитрий Григорьевич служил чиновником в различных гражданских ведомствах Тулы, Полтавы, Петербурга, Вологды, Новгорода-Северского.

По свидетельству одного из современников, дом Ушинских «имел вид барской усадьбы – с обширным двором, службами и фруктовым садом, окаймленным тенистыми липами и дубами». Однако на сохранившихся фотографиях дом Ушинских на далекой западной окраине Новгорода-Северского выглядел гораздо скромней.

В доме часто бывали гости, сослуживцы отца. Мальчиком любил Ушинский, забравшись в угол дивана в гостиной, слушать рассказы отца о событиях двенадцатого ^года, о сражениях русских войск и партизан против Наполеона, о Москве.

Первоначальным воспитанием и обучением будущего великого педагога руководила мать, Любовь Степановна. Она умерла рано, когда сыну еще не исполнилось и двенадцати лет. К. Д. Ушинский сохранил о матери трогательные воспоминания. Благодаря матери в доме Ушинских царила атмосфера «уюта и теплоты родного семейного гнезда». Любовь Степановна умела бережно относиться к природной любознательности ребенка, поддерживать и развивать его пытливую мысль. В семье мальчик полупил первоначальное обучение в таком объеме, что в одиннадцать лет смог поступить сразу в третий класс гимназии (третий класс гимназии равнялся примерно шестому классу современной школы).

Гимназия была верстах в четырех от дома. К. Д. Ушинский в своих воспоминаниях так описывает внешний вид и обстановку в Новгород-Северской гимназии: «Длинное, низенькое, ветхое, почерневшее здание со своей скверной, украшенной флюгером, будочкой наверху, в которой качался неугомонный колокольчик, походило, по мнению окрестных помещиков, более на паровую винокурню, чем на храм науки: окна в старых рамах дрожали, подгнившие полы, залитые чернилами и стоптанные гвоздями каблуков, скрипели и прыгали, расколовшиеся двери притворялись плохо, длинные старые скамьи, совершенно утратившие свою первоначальную краску, были изрезаны и исписаны многими поколениями гимназистов. Чего-чего только не было на этих скамьях! Портреты учителей, бесчисленные изречения, бесчисленные обрывки уроков, записанных учеником, не понадеявшимся на свою память... В низших классах бывало до того душно, что какой-нибудь новенький учитель, еще не привыкший к нашей гимназической атмосфере, долго морщился и отплевывался, прежде чем начинал свой урок».

В 30-е годы XIX в. обучение в гимназии было доступным лишь немногим. В эти средние общеобразовательные учебные заведения могли поступать только дети дворян и богатых промышленников и купцов. Как и в окружающем обществе, в гимназиях процветало преклонение перед знатностью и богатством, лесть и угодничество, пренебрежение к учителям и учению вообще. В большинстве гимназий царила гнетущая .атмосфера зубрежки и муштры. На учение смотрели как на тяжкую повинность, без которой, однако, нельзя обойтись: аттестат об окончании гимназии нужен был юношам для будущей служебной карьеры.

Новгород-Северская гимназия во многих отношениях отличалась от большинства современных ей школ. В ней царил дух демократизма и товарищества, уважения к науке и бескорыстного стремления к знаниям, что определялось преподавательским составом гимназии.

Это отличие Новгород-Северской гимназии отмечал и К. Д. Ушинский, когда ему позднее довелось познакомиться со многими другими школами России, а также школами европейских стран. «Случалось мне видеть и такие заведения, – писал он, – где ...презрение к науке было предметом хвастовства для воспитанников, и такие, где пятнадцатилетний мальчик уже видит за учебником истории или географии класс, чин, место и рассчитывает свое прилежание по выгодам будущей службы; и такие, где мальчики, еще плохо читающие по-русски, уже с математической точностью... считаются чинами и породою своих батюшек, дядюшек и тетушек, и где один воспитанник подает другому руку после глубоких соображений».


Ушинский - великий русский педагог:
Ученические будни юных гимназистов
Любимый предмет гимназиста
Мечты Ушинского об университете
Юноша поступает в Московский университет
Один из лучших студентов
Неутолимая жажда знания выделяла его среди других
Уроки студенческих лет