Особенности классического обучения

В Германии, отмечал Ушинский, школа учит, а не воспитывает, конечной целью образования является ученость, систематичность познаний, эрудиция. Во французской школе все подчинялось внешней эффектности. Развитие рассудка и воспитание характера было главной целью английской системы.

Казалось бы, для создания совершенной системы нужно объединить односторонние достоинства каждой из европейских систем в общую теорию образования и обучения. Но К. Д. Ушинский не стал на путь механического объединения различных теорий. Он был убежден, что подлинно научная теория образования и обучения в России может создаваться и развиваться только на почве народности, что цели образования и воспитания во многом обусловлены экономическими, социальными и культурными потребностями народа.

В середине XIX в. в решении вопроса «чему учить?» противостояли две концепции в дидактике – «классиков» и «реалистов».

Сторонники классического образования исходили из того, что главное в образовании – развитие ума. Развитие ума лучше всего достигается изучением классических древних языков (греческого и латинского) и математики. Защитники противоположной концепции – «реалисты» держались того мнения, что самое ценное в образовании – это реальные знания об окружающем нас мире, а следовательно, главным в содержании школьного образования должно стать естествознание.

К. Д. Ушинский признавал важность обоих целей, формальной и реальной, но понимал их по-своему. «Первая цель, формальная, – писал К. Д. Ушинский, – состоит в развитии умственных способностей ученика, его наблюдательности, памяти, воображения, фантазии и рассудка. Должно постоянно помнить, что следует передать ученику не только те или другие познания, но и развить в нем желание и способность самостоятельно, без учителя, приобретать новые познания... Обладая такой умственной силой, извлекающей отовсюду полезную пищу, человек будет учиться всю жизнь, что, конечно, и составляет одну из главнейших задач всякого школьного учения».

Такое понимание формальной цели обучения было принципиально отличным от того, которое имелось у сторонников так называемого классического образования. При этом К. Д. Ушинский справедливо считал, что развитие ума может иметь место только в процессе познания конкретной действительности, что без приобретения конкретных знаний невозможно и формальное развитие ума. «Вторая цель школьного учения, реальная, – говорил он, – столь же важна, как и первая, да еще, если хотите, и важнее первой».

Сторонники классического образования приписывали исключительное значение древним языкам и математике как средству развития мышления. Так, они утверждали, что математика является гимнастикой для ума, что только она приучает к строгому логическому мышлению, что развивающиеся в процессе изучения математики способности могут быть полностью использованы в изучении других наук, материал которых для формального развития ума не имеет почти никакой ценности.

К. Д. Ушинский делал существенное ограничение в оценке математики как средства умственного развития. «Занятия чистой математикой, – писал он, – развивают только способность математического же мышления, которое по большей части неприложимо к фактам других наук, даже к огромному числу фактов естественных наук, а не только уже к фактам наук исторических и философских».


Ушинский - великий русский педагог:
Единство образования и науки
Разработка новых методов обучения
Обучение человека – богатство общества
Взаимное обучение ученика и учителя
Важно обучение труду с детства
Труд – нравственная основа жизни человека
Размышления о труде учителя