Редактор журнала Старчевский беседует с Ушинским

Однажды летом 1855 г. редактор журнала «Библиотека для чтения» А. В. Старчевский прислал Ушинскому подшивку номеров английского журнала «Athenaeum», в котором были помещены статьи о воспитании и образовании в Америке. Старчевский просил перевести эти статьи для своего журнала. Ушинский по обыкновению быстро исполнил просьбу редактора. Он пришел в редакцию с готовыми переводами необычайно возбужденный:

– Зачем Вы прислали мне статьи об американском воспитании?

Редактор не понял вопроса Константина Дмитриевича. А Ушинский продолжал, мало заботясь о том, понимает его собеседник или нет:

– Ознакомившись поближе с детьми, которых надо развить, учить и воспитывать, я, по прочтении «Athenae-um», не мог спать несколько ночей! Статьи произвели страшный переворот в моей голове, в моих понятиях, убеждениях. Они подняли в моем уме целый рой вопросов по воспитанию и образованию; навели меня на многие, совершенно незнакомые новые мысли, которые без этих статей, пожалуй, никогда не пришли бы мне в голову...

Пока Ушинский говорил, быстро и взволнованно, Старчевский любовался необыкновенной внешностью Константина Дмитриевича. И вот каким запечатлелся в памяти А. В. Старчевского К. Д. Ушинский: «Он по происхождению был малоросс, но в нем ничего не было такого, что бы напоминало бы вам, что он – малоросс: ни лицо, ни выражение, ни манеры, ни интонация. Это был чистый западный европеец, с какой стороны вы ни взглянули бы на него. Но никогда бы вы не решили, к какой нации принадлежит этот человек. Он был деликатнее и эстетичнее даже француза, но степеннее, живее англичанина-аристократа; лицом он несколько напоминал Рафаэля, но был красивее его. Манеры его были безусловно аристократические, держался он спокойно и несколько сдержанно, но с первого же раза внушал вам симпатию».

А. В. Старчевский молчал. Давно уже молчал и К. Д. Ушинский. Наконец редактор, как будто вспомнив, что его о чем-то спрашивают, обратился к Константину Дмитриевичу:

– Так Вы что?.. Не хотите заниматься переводами? Ушинский, все еще взволнованный, отвечал:

– Я не знаю... что со мной будет... я решился посвятить себя с этого дпя исключительно педагогическим вопросам.

Так рассказывал позднее о встрече с Ушинским А. В. Старчевский. В этих воспоминаниях редактора «Библиотеки для чтения» явно чувствовалось одно преувеличение. Совершенно очевидно, что не статьи английского журнала, а скорее «близкое ознакомление с детьми, которых надо развить, учить и воспитывать» послужили причиной того, что К. Д. Ушинский решил посвятить себя педагогическим вопросам.

Высокая общая культура и научная эрудиция, длительные наблюдения за развитием детей позволили Ушинскому проникнуть в мир детства, безграничный, фантастически яркий, красочный, неповторимый. Ушинский увидел сокровенные тайники детской души, которая развивалась по своим, часто скрытым от непосвященного взора законам. Этими законами определялось развитие ребенка как растущего человека, развитие ощущений и восприятий, памяти и внимания, воображения и интеллекта. А рядом с этим шло становление личности, воли, характера, нравственности, формирование тех взглядов и убеждений, от которых во многом зависела судьба самого человека, счастье или несчастье всей его жизни.

Что может быть увлекательнее и заманчивее, чем возможность управлять формированием души человека в соответствии с гуманистическими идеалами. Ведь это самое великое из всех искусств! Просвещение, образование и воспитание парода – вот та деятельность, которой можно отдать свои силы и способности, зная, что твои идеалы и стремления будут жить в твоих учениках.


Ушинский - великий русский педагог:
Статьи о проблемах воспитания
Состояние образования в России
Каким было обучение воспитанниц Смольного
Новый инспектор Смольного был необычным для воспитанниц
Новаторство в изучении литературы
Перемены в работе классных дам
Противостояние Ушинского и старого состава преподавателей