России нужны школы для простого народа

Находясь за границей, Ушинский ознакомился со вторым проектом «Устава учебных заведений» и увидел в нем плод бюрократического кабинетного творчества, ни в какой мере не отвечавший потребности народа в образовании. «Теперь, – восклицал Ушинский, – именно настает время, когда России более всего нужны школы, хороню устроенные, и учителя, хорошо подготовленные – и много, много школ: иначе и свобода крестьян и открытое судопроизводство не принесут всей той пользы, какую могли бы принести эти два истинно великие шага вперед».

Подавляющая часть населения России в то время была полностью неграмотной. И конечно, это положение сочинением уставов и правил для школ ни в какой мере не изменилось. По всему было видно, что власть имущие и не стремились к созданию широкой сети народных школ. Напротив, гонения на просвещение усиливались. «Из России получаю часто письма и все самые печальные; от арестов все приуныли; цензура лютует, а доброго ничего не делается», – констатирует К. Д. Ушинский осенью 1862 г.

Нетерпеливо ожидавший каждой весточки из России, Ушинский опасался, что за его перепиской следят жандармы. И вдали от России он не чувствовал себя свободным от преследований. Как-то он спрашивал своего университетского товарища: «Писем из России покудова ни одного. Уже не перехватили ли, если в них было искреннее и подробное описание последних происшествий, о которых я просил?»

Ушинский старается быть осторожнее в высказываниях и действиях. Он был недоволен тем, что в герценовском «Колоколе» появилась сочувственная заметка об его увольнении из Смольного института. Недовольство это было понятным: выступление «Колокола» в защиту Ушинского могло иметь для него новые неблагоприятные последствия: «Герцену вздумалось упомянуть в «Колоколе» о моей особе и упрекнуть государыню, что она не разобрала дела по Смольному. Это мне крайне досадно, и я жду большой неприятности от принца: того и смотри, что позовут в Россию, т. е. – при нынешнем состоянии моего здоровья, приговорят к смерти».

В начале лета 1863 г. Ушинский был вызван в Петербург для отчета. Он привез собранные и проанализированные им обширные материалы об основных типах женских учебных заведений, дошкольных учреждениях, благотворительных приютах, женских интернатах, элементарных и высших женских школах и учительских семинариях. В докладе о командировке Ушинский говорил, что ему не удалось выполнить намеченную программу: «Учебных заведений Англии, Шотландии и Австрии я совершенно не видел, а в Северной Германии видел только прусские. С особенной подробностью осмотрел я швейцарские, южно- и среднегерманские заведения; во Франции осмотрел я немногое; в Бельгии оставался несколько долее».

После столь длительного пребывания в заграничной командировке Ушинский не мог не посетить Смольного института. Воспитанницы Александровской, «неблагородной» половины встретили любимого наставника с искренней радостью. Начальница института Леонтьева, как и следовало ожидать, была совсем не рада этой встрече. Но даже ее бестактность не смогла омрачить задушевных бесед К. Д. Ушинского со своими бывшими ученицами.

К. Д. Ушинский пристально следил за последними событиями в столице. Более всего ему хотелось знать, что в петербургских учебных ведомствах предпринимается для того, чтобы сделать практические шаги к организации народного образования. И с каждым днем он все больше убеждался, что деятельность казенных ведомств Петербурга была весьма далекой от его педагогических устремлений. Чиновники от просвещения заботились не о народном образовании и школе, а о приискании доходных для себя мест.

Покончив со служебными делами в Петербурге, Ушинский просил разрешения съездить в Черниговскую губернию, где этим летом должно было происходить размежевание земель в принадлежавшем ему там маленьком имении. 9 июня Ушинскому было выдано свидетельство «для свободного проезда по собственной надобности». А в середине июля от черниговского губернатора им был получен заграничный паспорт для поездки в Австрию, Германию, Францию, Италию и Англию.

Август – новая поездка: Штутгарт, Аусбург, Мюнхен, Лейпциг, Вейссенфельс, Веймар. Осень 1863 г. застает Ушинского в Гейдельберге.


Ушинский - великий русский педагог:
История школы в Швейцарии
Важнейшее значение народного образования
Сущность педагогики как науки в современных условиях
Жизнь и деятельность в Италии
Великое дело просвещения
Основные принципы педагогики Ушинского
Война России против Германии