Уход из института в результате доноса начальства

Ушинский был поглощен размышлениями о будущем России, о роли народа в истории, о чудовищности деспотизма.

Между тем священник Смольного института Гречулевич составлял клеветнический донос, обвиняя Ушинского в безбожии, в нарушениях институтских порядков, неисполнении указаний начальства. И здесь много деталей биографии К. Д. Ушинского остаются для исследователей неясными. В другое время донос остался бы без последствий: ведь и раньше начальница Смольного института была недовольна новым инспектором. Но теперь, основываясь на заявлении Гречулевича, она сочла возможным направить императрице жалобу, в которой Ушинский обвинялся в атеизме. И кто знает, не находились ли в прямой связи идеи, высказанные в «Письмах о воспитании наследника», с последовавшими затем драматическими событиями личной судьбы К. Д. Ушинского?

Ушинский вынужден был давать объяснения совету воспитательного общества. Объясняясь с членом совета графом С. С. Ланским, Ушинский доказывал сиятельному графу: «Обвиняют меня также в том, что когда-то и кому-то я говорил, что всегда предпочту преподавателя-атеиста, но человека честного и правдивого, ханже и фарисею. Не помню, так ли и кому это говорил, но это действительно мое мнение: ханжа хуже атеиста; потому что в ханже к неверию атеиста присоединяется еще ложь, лицемерие...».

Ушинскому казалось, что он без труда опровергнет клеветников и докажет свою невиновность. «Несколько суток, – вспоминал один из преподавателей Смольного Л. Н. Модзалевский, – почти не вставая, писал он обширное объяснение, значительно поседел и стал харкать кровью. Друзья и сослуживцы серьезно были напуганы положением неповинного страдальца, которому, действительно, угрожала беда вместе с его семьей».

Но в этом случае дело шло, очевидно, не о доказательствах и не об истине. Ушинский был отстранен от исполнения обязанностей инспектора классов. Главноуправляющий учебными заведениями ведомства императрицы Марии принц Ольденбургский пригласил К. Д. Ушинского и в категорической форме предложил ему подать заявление об уходе из Смольного института.

И опять, для того чтобы прикрыть неблаговидные действия начальства, появляется версия о расстройстве здоровья К. Д. Ушинского. В казенную документацию положено очередное «добровольное прошение»:

В Совет воспитательного общества благородных девиц и С. –П. Александровского училища

Прошение

Расстройство здоровья заставляет меня уехать за границу на продолжительное время, вследствие чего почтительнейше прошу Совет исходатайствовать мне увольнение от занимаемой мной должности инспектора классов.

Марта 22 дня 1862 г.

Коллежский советник К. Ушинский

Реакция торжествовала. Ушинский был отстранен, а вскоре Смольный институт были вынуждены оставить и те преподаватели, которых пригласил сюда К. Д. Ушинский. С уходом Ушинского особенно отчетливым стало значение его педагогической деятельности в Смольном. Воспитанницы института, которые при Ушинском были избавлены от духовного и даже физического порабощения прежней воспитательной системой, теперь вновь оказались перед угрозой ее губительного действия.


Ушинский - великий русский педагог:
В борьбе за народное просвещение в России
России нужны школы для простого народа
История школы в Швейцарии
Важнейшее значение народного образования
Сущность педагогики как науки в современных условиях
Жизнь и деятельность в Италии
Великое дело просвещения