Ушинский ведёт дневник

Сколько времени придется ожидать назначения на службу? Этого точно никто сказать не мог. Люди, знавшие К. Д. Ушинского как человека со способностями и трудолюбивого, считали за лучшее для него подготовиться к экзамену на звание магистра наук. Сам он оставался равнодушным и к ученой карьере, и к карьере служебной. Ум его был занят решением иных проблем. «Об экзамене я еще не думаю, – писал он князю В. А. Черкасскому, окончившему одновременно с ним университет, – да и мало он меня беспокоит, чин же для меня все равно: я ни к чему не стремлюсь; о внутренней жизни я забочусь гораздо более, и если успею помириться с самим собою, то о другом мне мало нужды... Если бы Вы меня лучше знали, то поняли бы мое равнодушие к будущим успехам».

В этом письме Ушинский говорил о разладе с самим собой, но, в сущности, у него Сыл «разлад» с окружающим обществом, тем обществом, где попирались идеалы, которым был предан Ушинский,, Но не окажешь ведь прямо об этом князю Черкасскому! К. Д. Ушинский не любил аристократов.

О главном вопросе жизни, предмете своих мучительных размышлений он не говорил ни с кем из окружающих. Можно ли говорить об этом с П. Г. Редкиным? Конечно, П. Г. Редкий – большой ученый. Однако эрудиция ученого – это еще не все в человеке. К. Д. Ушинский сравнивал свое восприятие профессора энциклопедии, философии и права П. Г. Редкина с явлением оптического обмана, который «бывает вечером на реке: то кажется она слишком глубокой, то слишком мелкой; мечте же я не хочу ввериться, между тем как человеку, изведавшему то же, что и я, я бы с охотой открыл момент, на котором остановился; ученость же и ум еще не ручательство».

Но что изведал К. Д. Ушинский такое, что нужно было скрывать от окружающих? О каком «моменте своей остановки» писал он в дневнике? Ни один из его многочисленных биографов и исследователей не может сказать об этом ничего определенного. Об этом можно лишь догадываться.

Широкий мир, о котором мечтал Ушинский вместе с товарищами-гимназистами в Новгороде-Северском, открывал теперь перед ним такие стороны, о существовании которых он раньше и не подозревал. Кумиром его юности и студенческих лет была свобода. Та свобода, за которую боролась революционная Франция и перед героями которой он преклонялся, та свобода, которую воспевали любимые им поэты-современники. А Россия – его Родина, была ли она свободной? Стоит ли стремиться к успехам по службе, если в окружающей его жизни идеалы добра и справедливости служат предметом насмешки и даже сами мысли об общей пользе считаются чуть ли не преступление!:?

А тут еще бедность, проклятая бедность! Затруднения материальные все возрастали. В двадцать лет Ушинский должен был добывать средства к существованию и принять на себя еще заботы о младшем брате Сергее. Если бы П. Г. Редкин помог найти место в пансионе!

В ожидании назначения тянулись долгие месяцы. Зарабатывая на жизнь себе и брату уроками, он не оставлял занятий наукой, стремился использовать для этого каждый день, каждый час. Все дни недели им расписаны до последней минуты.

И так вся неделя, не исключая воскресенья. Правда, в воскресный день просыпался позднее: не в четыре, а в шесть часов утра. И продолжительность занятий была короче: четыре часа утренние – от шести до десяти, и столько же вечерние – от шести до десяти, т. е. всего лишь... восемь часов!

Такая работа требовала большого напряжения сил. Но Ушинский был молод, здоров. И едва ли правы те биографы, которые говорили чуть ли не о наследственно плохом здоровье К. Д. Ушинского. Да, он часто болел. Но это было потом, когда Ушинский многие годы вел неравную борьбу за свои убеждения, борьбу, в которой его противники пользовались самыми подлыми приемами.

А сейчас он записывал в своем дневнике, или журнале (так называл он иногда личный дневник): «Декабрь 1844 г. Я чувствую так себя здоровым, как никогда. Грудь моя дышит свободно; сердце ходит легко; голова свежа; какая-то полнота, гибкость, самонаслаждение во всем теле. Теперь я чувствую сладость бытия... ни одного неприятного ощущения на всем теле, и полная жизнь во всякой точке его – чудное ощущение!..»


Ушинский - великий русский педагог:
Выступая против собственных недостатков
Жизнь заставляет нас трудиться
Педагогическая деятельность в Ярославском лицее
Проблемы развития человека в современном обществе
Царское министерство просвещения
Власть против профессора Ушинского
Время отдано работе