В борьбе за народное просвещение в России

Что я здесь такое? Зевало без роду и племени; заживо похороненный человек, и живу только тогда, когда забываю, где я тружусь для моей родной страны.

Из письма К. Д. Ушинского

Увольняя Ушинского из Смольного института, власти предложили ему отправиться за пределы России «для изучения постановки женского образования в европейских странах».

Ушинского посылали за границу в то время, когда велась подготовка к реформе школьного образования. Первый проект нового «Устава низших и средних училищ» был помещен в мартовской книжке «Журнала Министерства народного просвещения» за 1860 г. с предисловием К. Д. Ушинского как редактора. Теперь его фактически отстраняли от близкого участия в готовившейся реформе.

Ушинский болезненно переживал свою отставку. Положение отстраненного от должности не только лишало служебной перспективы, о чем Ушинский заботился менее всего, но ставило под сомнение его «благонадежность». Конечно, ему не оставалось ничего другого, как подчиниться.

Весной 1862 г. Ушинский выехал из Петербурга. Местом первой остановки был рейнский город Бонн. Вскоре он переезжает в расположенный на берегу Женевского озера небольшой швейцарский городок Веве.

Для здоровья Ушинского губительным оказывалась не только скитальческая жизнь, перемена климата, постоянные переезды со всеми дорожными неудобствами, но и сознание, что он насильственно отстранен от той деятельности, которой целиком отдавал себя, будучи учителем Смольного, инспектором классов, редактором «Журнала Министерства народного просвещения». Чувство горечи постоянно звучало в его письмах к родным, близким, друзьям. Из Петербурга он выехал в мае 1862 г., а в августе он писал Л. П. Модзалевскому: «Здоровье мое против всякого ожидания стало хуже, а недостатка деятельности и людей, к которым я привык, не могла мне заменить прекрасная природа Швейцарии».

Таким же настроением проникнуто его письмо М. И. Семевскому: «Здоровье мое с каждым днем становится все хуже и хуже, и швейцарский воздух не заменит мне недостающей деятельности».

В Вене врачи рекомендовали Ушинскому курс сывороточного и виноградного лечения, и с этой целью он выезжает в Интерлакен (Бернский кантон). Страдая от недостатка близких для него людей, своих единомышленников, Ушинский встречает в Швейцарии нескольких русских деятелей из лагеря махровой реакции; к ним он испытывал глубокое чувство неприязни: «Здесь много русских, но все не нашего прихода. Здесь вдовствующая мать, королева неаполитанская, экс-герцоги австрийские, Муравьев (который амурский или министр – не знаю); здесь граф Путятин лечится от ханжества и зверства... – вот в каком мы месте».

С начала сентября 1862 г. Ушинский начинает систематическое изучение постановки женских учебных заведений в Бернском, Арговийском, Цюрихском кантонах Швейцарии. Декабрьское путешествие Ушинского захватило Невшательский, Водский и Женевский кантоны. В начале февраля 1863 г. Ушинский уже составил пославшему его в командировку ведомству краткий отчет. В отчете Ушинский сообщает, что он намеревается побывать в нескольких школах Парижа, Страсбурга и Южной Германии.

Непрерывные поездки были утомительны, они расстраивали здоровье Ушинского. Порою оно становилось настолько плохим, что он был вынужден отказывать себе во встречах с близкими людьми. В начале сентября болезнь помешала ему встретиться в Иене с Л. Н. Модзалевским. Лев Николаевич Модзалевский был одним из ближайших сотрудников Ушинского в Смольном институте. Так было бы кстати обсудить теперь волновавшие их вопросы!

Изучая организацию учебных заведений многих стран Европы, Ушинский много думал о бедственном состоянии народного просвещения в России, искал путей и средств изменения его к лучшему. Одно за другим отправлял он письма в Петербург своим близким, знакомым с волновавшими его вопросами.


Ушинский - великий русский педагог:
России нужны школы для простого народа
История школы в Швейцарии
Важнейшее значение народного образования
Сущность педагогики как науки в современных условиях
Жизнь и деятельность в Италии
Великое дело просвещения
Основные принципы педагогики Ушинского