Власть против профессора Ушинского

К. Д. Ушинский долго и тяжело переживал отставку. Но эти переживания были бы еще мучительнее, если б он в то время знал, что за его профессорской и редакторской деятельностью следил сам генерал А. П. Бутурлин. Генерал этот являлся служакой не хуже штаб-ротмистра Демидова. За борьбу с «внутренним врагом» он был удостоен многих монарших милостей: в апреле 1848 г. пожалован должностью военного губернатора, в июне орденом Владимира, а в начале 60-х годов утвержден сенатором.

Назначение Бутурлина на пост губернатора в Ярославль не было случайным. В конце 40-х годов в Ярославской губернии борьба крестьян против крепостников-помещиков отличалась особенной остротой и упорством. И вскоре здесь узнали Бутурлина как жестокого царского, сатрапа. О генерале Бутурлине неизвестный ярославский поэт написал:

Прямо в ложе полуцарской

Виден знатный господин,

Полон спеси он боярской,

Здешний новый властелин;

Он душою не приказный,

Он суров и не умен,

К сожаленью, свитой грязной

Постоянно окружен.

Ярославский генерал-губернатор являлся братом Д. П. Бутурлина – председателя комитета, созданного весной 1848 г. в Петербурге для тайного наблюдения за печатью. Бутурлинский комитет действовал по «высочайшему» повелению: «не пропускать в печать рассуждений о потребностях и средствах к улучшению какой-либо отрасли государственного хозяйства империи». К. Д. Ушинский с профессорской кафедры и на страницах местной газеты как раз и занимался тем, что распространял идеи улучшения разных отраслей хозяйства и даже самого государственного устройства.

В мае 1848 г. Бутурлин-губернатор получил от Министерства внутренних дел предписание доставлять в императорскую библиотеку газету «Ярославские губернские ведомости» сразу после выхода ее, а не четыре-пять месяцев спустя, как это делалось раньше. Для губернатора это было несомненным сигналом к повышению «бдительности».

О редакторе неофициальной части господине Ушинском у губернатора имелись некоторые любопытные сведения. Ушинский явно придавал газете направление, которое выходило за рамки, определенные правительственными установлениями. Таким же было содержание заметок и статей, принадлежавших самому редактору. Вот его последняя статья – «Ученики ремесленные в Петербурге». Материал для нее взят из публикаций профессора Петербургского университета В. С. Порошина, того самого Порошина, о котором Министерству внутренних дел доподлинно известно, что он состоит в тайных связях с государственными преступниками, с петрашевцами. Мало того: статьи Порошина Ушинский преподносит в еще более «злонамеренном» изложении, показывая ужасающие условия жизни «класса ремесленных учеников».

Даже после того, как К. Д. Ушинский был отстранен от должности профессора Ярославского лицея, местные власти не успокоились. Они опасались, что семена свободомыслия, посеянные профессором К. Д. Ушинским, могут дать нежелательные всходы. Губернатор Бутурлин счел необходимым установить за Демидовским лицеем тайный надзор и о возможных случаях «непокорности начальству» со стороны ярославских лицеистов доводить до сведения высшего начальства.

Примерно три месяца спустя после увольнения К. Д. Ушинского в Петербург из Ярославля была отправлена новая, уже секретная депеша. В ней Ушинский прямо обвинялся в свободомыслии и «пагубном» влиянии на лицеистов.

Министерство внутренних дел Начальник Ярославской губернии. По канцелярии 21 декабря 1849 года № 9812

Конфиденциально

Господину товарищу министра народного просвещения

Обращаясь к прошедшему времени (не более полугода тому назад), я находил: в студентах лицея большое своеволие, а в начальниках их нечто похожее на нотачку... Впрочем, отзыв этот... следует отнести исключительно к профессорам Ушинскому и Львовскому, которые подали слишком невыгодное о себе понятие за свободу мыслей и передачу оных воспитанникам лицея... О чем, почтительнейше уведомляя, я имею честь доложить Вашему сиятельству, что хотя в настоящее время профессора – Ушинский и Львовский – переведены в другие места, но не остался ли в этом заведении, хотя в самой малой мере, дух своеволия, тем паче непокорности начальству, – я бы сказал, с своей стороны, ныне строжайше подтвердить директору лицея, чтобы он на предметы такого рода неупустительно обращал свое внимание. Я же, с своей стороны, выполняя свои обязанности, если что-либо с достоверностью узнаю непорядочное по внутреннему управлению Лицея, то не премину, ничего не скрывая, довести до сведения Вашего сиятельства.

Свиты его императорского величества генерал-майор Бутурлин.

Секретные донесения были найдены в архивах исследователями десятки лет спустя после смерти К. Д. Ушинского.

Если верить официальным документам, на основании которых были уволены опальные профессора, то причиной якобы было состояние их здоровья: Львовский уволен «вследствие расстроенного здоровья», Ушинский «из-за необходимости поездки в Петербург или Москву для совещания с тамошными медиками о болезни». Как будто он не мог получить такие советы, оставаясь профессором Ярославского лицея!

Поскольку подлинной «болезнью» молодого профессора считалось свободомыслие, то направление его в Петербург «к тамошним лекарям» не сулило Ушинскому ничего хорошего.

морская рыбалка


Ушинский - великий русский педагог:
Время отдано работе
Ушинский усиленно изучает историю
Путь к намеченной цели
Встреча с Надеждой Дорошенко
Судьба человека в России
Приход в Гатчинский сиротский институт
Интерес к изучению педагогической науки