Время отдано работе

Сделать как можно более пользы моему Отечеству...

К. Д. Ушинский

Лицемерие «забот» начальства о здоровье К. Д. Ушинского было очевидным с самого начала. Кстати сказать, никто из родных, близких, друзей и многочисленных биографов Ушинского ни в тот период, ни в последующее время не обмолвились ни одним словом о том, что в момент увольнения из Ярославского лицея К. Д. Ушинский был озабочен состоянием своего здоровья и имел намерение обратиться к докторам.

Для многих современников подлинные причины подобного рода увольнений прогрессивно мыслящих людей были понятны. Либеральный профессор А. В. Никитенко в то время записывал в свой личный дневник: «В нашем кругу, то есть в ученом и учебном, вот как люди поставлены: если ты человек с дарованием и делаешь свое дело хорошо, тебя выгонят за то, что ты человек способный, следовательно, опасный».

Позднее А. В. Никитенко принял близкое участие в судьбе К. Д. Ушинского, рекомендовал его как образованного и талантливого педагога Смольному институту.

К. Д. Ушинский, оставшись без работы, пытался понять, что же с ним произошло, каковы истинные причины его увольнения от должности.

Какое-то время Ушинский склонен был объяснить происшедшее с ним как «небольшой толчок судьбы». Но при чем тут судьба? Ведь он не был суеверным человеком. Если в таком объяснении и была доля истины, то она заключалась в том, что судьба К. Д. Ушинского, как и многих других демократически настроенных представителей научной интеллигенции, почти целиком и полностью зависела от начальства учебного ведомства, которое и распоряжалось ею по своему усмотрению и произволу.

Случившееся в Демидовском лицее Ушинский долго не мог забыть, воспоминания об этом преследовали его как кошмарный сон. Система взглядов, сформировавшаяся в университетские годы, казалось, рушилась теперь до основания. Для того чтобы сохранить верность своим идеалам и убеждениям, нужно было собрать всю свою волю, все силы души. «Небольшой толчок судьбы разбил все мои предположения, весь тот мир, который так долго во мне строился, – писал Ушинский. – И если я не вооружусь твердою волею, то погибну посреди этих обломков, сделаюсь пустым человеком, тем более жалким, что воспоминания никогда меня не оставят».

К. Д. Ушинский оказался в тяжелом положении, без средств к существованию. Конечно, с его умом, знаниями, трудолюбием, можно было найти дело и весьма доходное. Но теперь его влекла исключительно педагогическая деятельность. Он согласился бы на любую педагогическую работу. Только где ее найти? В Москву, по всей вероятности, ехать бесполезно: начальство Московского учебного округа, лишившее его должности, едва ли окажет содействие в подыскании новой работы по учебному ведомству. И Ушинский поехал в столицу Российской империи, в Петербург.

По приезде в Петербург К. Д. Ушинский скоро убедился, что двери столичных учебных заведений для него закрыты.

Тогда Ушинский пишет одно за другим письма в провинциальные учебные заведения, гимназии, уездные училища. Уже давно отправлено письмо в Шую Владимирской губернии, но ответа нет. Он посылает в Симферопольское уездное училище заявление о согласии на любую работу, но и оно осталось без ответа. Ушинский продолжает обращаться с предложением своих услуг в разные губернии, но все напрасно.

Однако К. Д. Ушинского не покидает надежда, что рано или поздно он сможет вернуться к педагогической деятельности. Не прекращая поисков работы, он много и напряженно занимается самостоятельным изучением различных отраслей знания. Много читает. Среди прочитанного меньше художественной литературы, больше научных трудов по истории, географии, философии, политической экономии, сочинений на французском, немецком, английском языках. Внимание Ушинского постоянно привлекают мысли о воспитании. Он делает пространные выписки из «Философской пропедевтики» знаменитого немецкого философа Гегеля. И здесь же делает свои заметки: «Человек гораздо меньше приобретает от того, чему его хотят научить, нежели от того, чему не думают учить его».

Он ищет общие законы умственного развития человека, начала и конца этого развития: «Духовный мир начинается человеком как индивидом. Это – самая первая его ступень; потом следует государство, потом человечество, и оканчивается индивидом же, но как индивидом, прошедшим через все ступени обобщения».


Ушинский - великий русский педагог:
Ушинский усиленно изучает историю
Путь к намеченной цели
Встреча с Надеждой Дорошенко
Судьба человека в России
Приход в Гатчинский сиротский институт
Интерес к изучению педагогической науки
Редактор журнала Старчевский беседует с Ушинским