Встреча с Надеждой Дорошенко

Государственные учреждения, да и вся жизнь, представлялись Ушинскому огромной, хотя и скрытой от внешнего взора, тюрьмой. В ней вели бессмысленное существование люди, без одушевления, благородных порывов и достойных человека стремлений. «Как неестественна наша жизнь! Это какая-то сеть, сплетенная из самых ничтожных нитей, но способная задушить льва. Много ли я прошу у тебя, судьба? Самый маленький уголок под ясным небом... умеренный труд... Я мог бы еще просить у тебя любимой женщины и добрых друзей... но ты так скупа! Неужели мне придется погибнуть в этой тюрьме, в которой нет даже стен, чтобы разбить себе голову? Почему тебе хочется меня испортить, загрязнить, истоптать и тогда уже бросить в землю?»

И все-таки Ушинскому пришлось испытать на себе лямку чиновника. Правда, в департаменте у Л. А. Перовского чиновничья лямка для Ушинского оказалась не самой тяжелой.

Управлявший департаментом духовных дел иностранных исповеданий Л. А. Перовский был в некотором отношении оригинальной личностью. Он охотно привлекал на службу в департамент людей науки. Как вспоминал один из современников, «у него, в числе начальников отделений и столоначальников, было немало магистров и докторов прав и философии... к нему поступили на службу некоторые из профессоров Московского университета».

В начале февраля 1850 г. приказом по гражданскому ведомству К. Д. Ушинский был зачислен сюда помощником столоначальника.

Ни материального, ни морального удовлетворения в должности помощника столоначальника К. Д. Ушинский, конечно, не находил. Однако служба в департаменте имела для него одну положительную сторону: она оставляла ему время для научных занятий, для самообразования, что для К. Д. Ушинского становилось постоянной потребностью. Он редко являлся в департамент, а больше занимался составлением исторических справок по разным вопросам.

Девять месяцев первого года службы ушло на командировку в Черниговскую губернию. Цель черниговской командировки для биографов осталась неизвестной. Но хорошо известно другое событие этого года, имевшее важное значение в личной жизни К. Д. Ушинского. Будучи проездом в Новгороде-Северском, он повстречался с Надеждой Семеновной Дорошенко, небольшое имение которой – хутор Богданка – находилось в пяти верстах от Новгорода-Северского. Эта встреча для Ушинского была овеяна поэтическими воспоминаниями. Он пишет в альбом Н. С. Дорошенко стихи:

Нам разный путь судьбой назначен строгой, Вступивши в жизнь, мы быстро разошлись, Но невзначай, проселочной дорогой, Мы встретились и братски обнялись.

Н. С. Дорошенко стала женой К. Д. Ушинского.

Возвратившись в Петербург, оп целиком уходит в дела, литературную работу различного рода. Это было том более необходимым, что теперь он был женат, а скромного жалованья помощника столоначальника для обеспечения семьи не хватало.

В это время Ушинский продолжает изучение философии, экономики, землеведения, усиленно изучает английский язык, принимает участие в переводе с английского на русский знаменитой «Политической экономии» Д. –С. Милля. К. Д. Ушинский брался за любую, самую черновую работу в журналах: он составлял хроники, обозрения, литературно-критические статьи. Скоро в Петербурге за ним упрочилась репутация образованного и талантливого журналиста.

Начиная с 1852 г. К. Д. Ушинский сотрудничает в журнале «Современник», а затем в журнале «Библиотека для чтения». Он проявляет незаурядный беллетристический талант, его выступления не проходят незамеченными. Литературные достоинства повести К. Д. Ушинского «Поездка за Волхов» получили высокую оценку И. С. Тургенева, после чего на Ушинского в редакции «Современника» стали смотреть как на талантливого писателя.


Ушинский - великий русский педагог:
Судьба человека в России
Приход в Гатчинский сиротский институт
Интерес к изучению педагогической науки
Редактор журнала Старчевский беседует с Ушинским
Статьи о проблемах воспитания
Состояние образования в России
Каким было обучение воспитанниц Смольного